?

Log in

No account? Create an account

Грани.Ру: Крымскотатарский политзек Чапух объявил голодовку

64-летний крымскотатарский активист Асан Чапух, который арестован по сфабрикованному делу о вымогательстве, с 6 декабря начинает голодовку протеста. О своем решении он объявил, после того как судья подтвердила его арест. Чапуха схватили вместе с другими активистами, когда они с 83-летней Веджие Кашка прибыли на встречу, где ей обещали вернуть долг. Саму Кашка также пытались задержать. Ей стало плохо, и она умерла в скорой, не доехав до больницы.


Оригинал взят у vaverkina в ЗА НЕПОКОРЕННЫХ - в Крыму и в Карелии
http://grani.gq/blogs/free/entries/256981.html  СВОБОДУ ДАДИНУ, СЕНЦОВУ, КОЛЬЧЕНКО и другим крымчанам

Грани.Ру | Вера Лаврешина: Метать ли бисер перед свиньями?

Нет, не метать. Ответ однозначный. Вчера у нас возник спор. К Соловецкому камню явились провокаторы и сорвали намеченный пикет. Пикетчики вступили с ними в спор, а точнее - в перебранку, перешедшую в скандал и драку. Всего этого, на мой взгляд, допускать ни в коем случае нельзя. Завидев провокаторов, надо просто менять место проведения акции. И ни в коем случае не опускаться до бесед с моральными уродами. Бойкотировать их. Расскажу по порядку. В связи с историей Ильдара Дадина СМИ наконец-то начали писать о пытках заключенных в путинской системе ФСИН. Заговорили на радиостанциях, даже в телеящике что-то стало проскальзывать на эту тему, поскольку генерал-омбудсменша Москалькова съездила к Дадину в карельскую колонию. Лучше поздно, чем никогда! Благодаря Ильдару вспомнили и заговорили наконец о политзеке-правдорубе Мохнаткине, которому тюремщики сломали позвоночник и завели на него при этом новое уголовное дело. Поднялась эдакая волна общественного возмущения. Интересно, если бы не сочу


День политзека на Лубянке

День политзека - так изначально был задуман день 30 октября 1974 года в мордовских лагерях - "антисоветчиком" Кронидом Любарским и "самолетчиком"(несостоявшимся угонщиком самолета ради бегства из Советского Союза) Алексеем Мурженко. Этот День впервые отмечался политзеками голодовкой и неповиновением, требованием относиться к себе не как к уголовникам, а как к идейным борцам с тоталитарным режимом, обладающим особым статусом. Из года в год этот "праздник" неповиновения и голодовок включались новые зеки - сначала десятками, потом сотнями человек, постепенно их становилось все больше. Так рушился сталинский ГУЛАГ, а вместе с ним и советский режим. И без этого их изначального протеста, постоянно нарастающего давления на власть, мало заметного для миллионов граждан СССР, лояльных "родной" партии и правительству, вряд ли был бы возможен 1991 революционный год. Крушение власти КПСС.


Жаль, конечно, что перемены не довели до конца, не осуществили люстрацию партноменклатуры и силовиков. Прошляпили свое будущее, получили теперь "прошлое в настоящем" (и на горизонте тоже).

И вот теперь сталкиваемся мы с кошмарной явью: в РФ новые политзеки. Не миллионы и не тысячи, пока только две сотни с половиной по списками "Новой хроники текущих событий". Но число их стабильно растет, абсурдность обвинений ужасает. Система дает понять, что основной сталинский принцип посадок сохранился: был бы обвиняемый, а статья найдется.

29 октября, по традиции, мемориальцы зачитывают у Соловецкого камня на Лубянке списки расстрелянных в годы сталинского Большого террора. Традиция правильная - дань уважения к памяти невинно убиенных, их близким, а также - в очередной раз - акт осознания ужаса сталинщины. Осознания, наступающего хотя бы раз в году, в процессе зачитывания длинного списка имен жертв,- чтобы не допустить повторения подобного. Ни в каком виде.

Но приходит 30 октября. Тот самый День политзека, учрежденный борцами с советским режимом - Кронидом Любарским и Алексеем Мурженко. Днем к Соловецкому камню торжественно возлагаются цветы. Произносятся речи о том, что надо помнить о погибших в лагерях, чтобы такое вновь не повторилось, и... на этом - все. Расходятся.

Возникает вопрос: а как же живые политзаключенные, узники нового ГУЛАГа - путинского? Мертвых помянули, а живых - не обязательно?

Может быть, мы что-то пропустили. Но в Москве политзеков - реальных сегодняшних сидельцев - как-то и не вспоминали. В Питере была акция 30 октября - "Бессмертный ГУЛАГ", а также в пяти городах России, но только не в столице.

Мы каждый месяц ( 30 числа) отмечаем День политзека: оглашаем поименно списки узников на Лубянке. Вышли к Соловецкому камню и на этот раз. Было нас очень мало, к сожалению. Небольщая группа московских активистов. О живых политзаключенных почему-то вспоминается у нас с большим трудом. Мы принесли с собой флаги, украинский и крымскотатарский, которые и успели развернуть у камня в скверике в знак солидарности с политзаключенными и военнопленными, захваченными в ходе агрессии РФ против Украины, - прежде, чем приехали две машины с полицаями. Был у нас также плакат "Нескореним Криму волю". Акция с таким слоганом (за свободу Сенцова и Кольченко) накануне состоялась в Украине, мы ее как бы продолжили на Лубянке, у Соловецкого камня.

Есть ли смысл в том, что мы делаем? Какой прок от этих вылазок на Лубянку? Мы уверены, что все-таки прок есть, что таким образом оказывается давление на власть, которую мы не выбирали, и с которой переговоры вести невозможно. Надежду Савченко все-таки освободили - благодаря широкой информационной кампании в ее поддержку, в том числе и пикетов, которых было много. В силу оказанного давления. Как знать, освободили ли бы художника Павленского, если бы его имя не было так часто на слуху, если бы не выскакивали постоянно пикетчики к дверям его имени на Лубянке? Удалось ведь и политзеков Солошенко и Афанасьева "продавить", так как много шуму было в связи с ухудшением состояния их здоровья. И они сейчас, к счастью, уже на свободе. Многие ругают Надежду Савченко за то, что она приехала на апелляцию в Верховный "суд" для поддержки Станислава Клыха и Николая Карпюка. Говорят, что, вот, мол, это самопиар у нее такой. На самом деле, благодаря ее приезду об этом страшном и абсурдном деле наконец заговорили, стали писать в различных изданиях. За это Надежде - спасибо, тем более, что какие у нее могли быть гарантии, что на вражеской территории с ней ничего не случится? Никаких.

Чудовищно мало у нас говорят и пишут о крымских татарах, это просто позор и жесть, ведь в оккупированном Крыму происходят непрерывные обыски, аресты, похищения коренного населения. Эрвина Ибрагимова так и не нашли, Ильми Умерова насилу (благодаря информационному давлению) выпустили из психушки, где он принудительно "обследовался" на экспертизе. Запугивают родственников арестованных, так, например, детей правозащитника Эмир Усеина Куку заставляют давать показания против отца. Очень много арестованных за хранение дома религиозной литературы. Это дела против причастных к "Хизб ут-тахрир" . Их количество уже к двум десяткам человек приближается. "Хизб ут-тахрир" в Украине не запрещали, зато оккупационные власти пришли - и запретили.

Очень мало что говорят и пишут о таких "радикальных" политзеках, как Илья Романов, Иван Асташин, Алексей Сутуга, Борис Стомахин, приморские партизаны.  Неупоминание людей в СМИ может просто похоронить в лагере, никто ведь даже не заметит, что они куда-то исчезли. Борис Стомахин, например,   уже ТРЕТИЙ раз сидит за одно  и то же. За тексты на своей страничке в ЖЖ с критикой Кремля и сервильности населения. Теперь уже за репосты Стомахина обвиняют и сажают других людей (блогеры Бубеев и Егоров).

Сейчас с какой-то необыкновенной легкостью снова, почти как в советсие времена, стали заводить дела на граждан. По полностью выдуманным или откровенно дурацким поводам, типа "ловли покемонов в храме".

Неприятный осадок остался из-за появления на "Возвращении имен" омбудсмена в генеральских погонах - Татьяны Москальковой. Не знаю, зачем она вообще явилась в этот день к Соловецкому камню, по-моему, чтобы поиздеваться над собравшимися. Назначение на такую должность силовика, проработавшего всю жизнь в милиции, само по себе является фактом глумления над здравым смыслом. Даже закаленный в Госдуре Жириновский публично ужаснулся такому назначению. Москалькова у Соловецкого камня не постеснялась высказаться, что "так называемые политические", поскольку они обвиняются по уголовным статьям, то уголовниками и являются. То есть все то, за что Любарский и Мурженко боролись, - пошло псу под хвост. В стране опять "нет политзаключенных", только уголовники. Приехали.

Их и не будет, если эту тему и дальше никак не развивать - ни в сети, ни снаружи сети. В состав московской ОНК тоже готовятся набрать не правозащитников, а одних силовиков вроде Антона Цветкова. Опять-таки в качестве откровенного глумления и над заключенными, и над здравым смыслом. Плюют нам всем в лицо. С пафосом и удовольствием.

И все-таки, если следовать рецепту Любарского-Мурженко, надо сопротивляться, надо оказывать в ответ давление на тех, кто давит на тебя. Даже в самой безнадежной ситуации. Об этом говорит и режиссер Сенцов в своей книжке, написанной в неволе: надо не бояться и не сдаваться. Я готов быть гвоздем, пишет Сенцов, если этот гвоздь - во гроб тирании. Не случайно сейчас обмен военнопленными застопорился на Сенцове: ставки растут, Путин торгуется с западными недругами. Боится продешевить. Знающие люди уверяют, что взамен Сенцова и Кольченко Кремль требует отмены санкций. Поэтому с обменом "всех на всех" и заело.

Хочется верить, что отмены санкций не будет. А Сенцова и Кольченко все равно выпустят. Им ПРИДЕТСЯ их выпустить благодаря нашему общему напору требований - это сделать.

Война в Сирии не утихает, а только разгорается. И в Донецко-Луганском регионе мира не получается. Российское силовичье загнало себя в угол. Достаточно скоро за военные преступления кое-кому придется отвечать. И еще за сбитый "Боинг". И за самолет с Качиньским. За Крым. За многое другое, всего сразу и не вспомнишь. И слишком долго перечислять придется.

Кронид Любарский заявлял, что у него с советской властью "эстетические" разногласия. Хорошее определение. У многих из нас тоже оскорблено эстетическое чувство. Наличием Путина и путинских в Кремле. И вообще в нашей жизни. Просто тошнить начинает, как представишь такое в образах. И за оскорбление наших чувств им придется когда-то ответить тоже.
Глеб Эделев: "Он первый политзек, кого отправляют в тюрьму".


На свидание с политзеком Борисом Стомахиным этой осенью мы попали только со второй попытки, 17 октября. Первая попытка была полмесяца назад, приезжали мы тогда с Феликсом Шведовским, но Борис оказался аккурат к нашему приезду в ШИЗО. Поэтому свидание отменили, а заодно и 20 кг еды, которую можно передать раз в полгода, пришлось везти назад. В законодательстве РФ такое людоедство прописано: если заключенный в ШИЗО, он лишается не только общения с родственниками, но и полагающейся ему "дачки". Морить человека голодом в качестве наказания - это, оказывается, строго по закону РФ! А также он лишается привезенной теплой одежды. А еще - книг, которые надо "воспитателю" показывать - а вдруг они экстремистские?

Пришлось ехать снова, на этот раз с Тамарой Тихоновой. Нам тут люди добрые даже посоветовали подать на руководство ИК-10 в "суд". За то, что нарушаются права посетителей колонии. Потребовать от них компенсации. Родственников не считают нужным ставить в известность по поводу помещения заключенного в изолятор. В результате приходится мотаться взад-вперед в Пермский край, тратить время и средства на дорогу, на гостиницу. И вдобавок возить с собой 20 кг передачи...

Борис в письмах еще предсказывал для себя возможную провокацию со стороны администрации ИК-10, поскольку что-то их давненько не было, с зимы, можно сказать. Борис тогда держал голодовку в знак протеста против частых и необоснованных помещений его в ШИЗО. В связи с голодовкой начались в колонии прокурорские проверки, стали ездить сюда представители ОНК, омбудсмен Пермского края, журналисты радио "Свобода" - и от Стомахина на какое-то время отстали.

Потом был еще эпизод летом этого года, в июле. Борис тогда сцепился на почве личной неприязни с охранниками, на шум сбежалась подмога, была потасовка. Но вызова на дисциплинарную комиссию тогда не произошло. Борис, однако, ждал последствий конфликта. Ведь еще на этапе в этот лагерь его предупреждали, что у него будут особые, строгие условия, покоя ему не дадут. В августе 2014 года пермские эфэсбэфшники приходили его фотографировать со словами :"Дело на вас будем заводить!" Очевидно было тогда и сейчас, что эта публика всегда найдет, к чему придраться.

И вот теперь, когда узнику ровно три года по приговору сидеть осталось, решили сплавить его из своего лагеря в крытую тюрьму. Может, в Челябинск, а может, и подальше...Надоел он им своей "упертостью". 30 сентября, когда произошла провокация (Борис якобы не представился и был без нагрудного знака, хотя по утрам этого вовсе и не требуется), в его камеру с видеорегистратором прибежал сам г-н Безукладников, начальник здешних ШИЗО, ПКТ, ЕПКТ и СУСов. Борис ему заявил о своем отказе впредь участвовать в каких-либо "крестинах", то есть дисциплинарных комиссиях по ухудшению своего положения в ИК-10.

"Собственно, что я теряю? - рассуждал Борис во время встречи с нами, - явлюсь я на их "крестины", не явлюсь - эффект будет один и тот же. Все равно меня осудят. А так я их хотя бы обломаю немного".

Свидание с заключенными происходит в особом бараке, через двойные стекла с коридором посередине, по которому шастают вертухаи, перетаскивая какие-то мешки, - по телефонной связи. Длится оно часа четыре-пять. Как повезет. Стомахин очень радуется редкому - два раза в году! - общению, вспоминает во время разговоров всех друзей-знакомых, оставшихся на воле, передает им приветы, благодарит за письма, просит писать почаще. Он обращается не только к друзьям, но и к незнакомым сочувствующим людям с просьбой писать ему, он рад вестям с воли практически любым: здесь бывают длинные перебои с письмами, газетами. Информационная изоляция оказывается порой очень долгой и мучительной. "Я живу письмами!" - говорит Борис.

Во время нашего общения дважды заходили конвоиры, чтобы увести Бориса для участия в видеотрансляции на "суде". На заседание в Чусовской районный "суд" по поводу ожидаемого перевода Стомахина из лагеря в тюрьму в этот день приехали из Екатеринбурга адвокат Стомахина Роман Качанов и общественный защитник Глеб Эделев. Борис дважды отказался идти с конвоем, заявив, что не признает их "судов", считает происходящее политрепрессиями. И что он доверяет адвокату действовать от своего имени на этом "процессе".

В результате "суд" перенесли на 27 октября. А Роман Качанов и Глеб Эделев 18 октября приехали во Всесвятский и навестили Бориса. Глеб написал на своей фэйсбучной страничке: " У него, как всегда, боевое настроение. Он первый политзек, кого отправляют в тюрьму. 27 октября состоится заседание суда по изменению режима отбывания наказания со строгого на тюремный".

Как бы геройски Борис ни держался, надо помнить, что ему сейчас грозит большая опасность. Об этой опасности писал Кирилл Подрабинек, советский политзек. А путинские лагеря унаследовали наихудшие советские традиции, мало что изменилось за колючей проволокой. Подрабинек писал о "крытке" (крытой тюрьме) как о "последнем градусе наказания" в ГУЛАГе. Там всегда применялись особо изощренные пытки и наказания. "Крытка" ломала самых упорных и несгибаемых. Благодаря закрытости, особой изолированности от внешнего мира эта часть карательной системы всегда считалась особенно страшной.

Поэтому когда Бориса Стомахина неизбежно переведут на тюремный режим, надо будет особенно внимательно следить за его судьбой.

Свободу политзаключенным! Смерть фашистской империи Путина. Лубянка будет разрушена. ПБК.
Оригинал взят у chamant в Разрушают кенотаф Мандельштама на ул. Забелина
Разрушают комплекс-кенотаф (символическое захоронение) О.Э. Мандельштама на улице Забелина.



Работы идут в рамках "благоустройства" территории между Большим Спасоглинищевским и Старосадским переулками в нарушение элементарных норм отношения к месту символического захоронения великого поэта. Мосгорнаследие согласовало проведение работ в охранной зоне. - Работы ведет ГБУ Жилищник.

Read more...Collapse )



Репост в ЖЖ и соцсетях был бы полезен.